.RU

Фольклор как специфический род творческой деятельности. Особенности фольклора. Исторические типы фольклора. Динамика жанровой системы



  1. Фольклор как специфический род творческой деятельности. Особенности фольклора. Исторические типы фольклора. Динамика жанровой системы.

ФОЛЬКЛОР — худ. тв-во широких народных масс, преимущественно устно-поэтическое. Народная мудрость, народное знание. Ф. — поэтическое тв-во, вырастающее на основе трудовой деятельности человечества, отразившее в себе опыт тысячелетий. Ф., будучи древнее письменной литературы и передаваясь из уст в уста, из поколения в поколение, является ценнейшим источником для познания истории каждого народа. В народном тв-ве - та глубокая и плодотворная почва, на к. опирались все величайшие произведения лит-ры.

Устная народная поэзия тесно связана с областями народного сценического искусства (мимика, жест, драматическое действо — при исполнении не только так наз. «народной драмы» и драматизированных обрядов — свадебных, похоронных, земледельческих, хороводов и игр, но и при сказывании былин, сказок, при исполнении песен), хореографического искусства (народные танцы, пляски, хороводы), музыкального и вокального искусства. Былины – вид русских народных эпических песен героического и социально-бытового содержания. Наибольший былинный след оставила эпоха, когда на Руси господствовало монголо-татарское иго. Былины об Илье Муромце, и др. богатыри, защищавшие правое дело. Загадка – это слово со скрытым смыслом. Она основана, как правило, на метафоре, то есть представляет собой иносказательное изображение какого-нибудь явления, сходного через сходство между скрытым предметом и тем, который его заменяет: «Белый лебедь (снег) на яйцах сидит (на зернах)». Заговор определяется как словесная формула, которая имеет репутацию неотразимого средства для достижения результата (избавление от болезней, женитьба, замужество). Этот жанр возник в условиях, когда придавалось огромное значение силе слова. Фольк. обряд, очень зрелищный по форме, с восклицаниями участников праздничного действа о недавно прошедшем времени и современных событиях. Поговорки (пословицы)– образное определение явления, имеющее значительную эмоциональную выразительность. Предание – рассказ о конкретном историческом событии, сделанный очевидцем. Притча – иносказательный рассказ, характеризующийся моральным пафосом и дидактикой, чаще всего религиозной (обилие притчей в Евангелии, в частности «Притчи Соломона»). Иногда притчи назывались баснями. Сказка - вид повествовательного, в основном прозаического фольклора, включающий в себя разножанровые произведения, в содержании которых, отсутствует строгая достоверность. А также миф, историческая песня, духовные стихи, легенда, демонологические рассказы, сказ, быличка и др.


  1. ^ Народная сказка, ее жанровые разновидности. Поэтика волшебной сказки. Генезис и история жанра.

С. обязаны или привлекать и развлекать, или употребляются как заклинания, или прямо входят в религиозные обряды (похорон., свадебн. и др.) Фольклорная С. имеет свою специфическую поэтику: тексты строятся с помощью установленных традицией клише:

Сказочные формулы — ритмизованные прозаические фразы: «Жили-были», «В некотором царстве, в некотором государстве» — сказочные инициалы, зачины; «Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается» — срединные формулы; «И я там был, мёд-пиво пил, по усам текло, да в рот не попало» — сказочная концовка, финал; «Общие места» — кочующие из текста в текст разных сказочных сюжетов целые эпизоды: Приход Ивана-царевича к Бабе-Яге, описание портрета — «Баба-Яга, костяная нога»; формульные вопросы-ответы — «куда путь-дорогу держишь», «встань ко мне лицом, к лесу задом». Общефольклорные признаки: Устность. Коллективность. Анонимность.

Внутрижанр. разнов-ти: Сказки о животных, растениях, неживой природе и предметах. Волшебные сказки. Легендарные сказки. Новеллистические (бытовые) сказки. Сказки об одураченном чёрте. Анекдоты. Небылицы. Кумулятивные сказки. Докучные сказки.

^ Волшебная сказка имеет в своей основе сложную композицию: экспозиция, завязка, развитие сюжета, кульминация и развязка. В основе сюжета - повествование о преодолении потери или недостачи, при помощи чудесных средств, или волшебных помощников. В экспозиции сказки рассказывается обо всех причинах, которые породили завязку: запрещение и нарушение запрета на какие-то действия. Завязка сказки состоит в том, что главный герой или героиня обнаруживают потерю или недостачу. Развитие сюжета — это поиск потерянного или недостающего. Кульминация волшебной сказки состоит в том, что главный герой, или героиня сражаются с противоборствующей силой и всегда побеждают её. Развязка — это преодоление потери, или недостачи. Обычно герой (героиня) в конце «воцаряется» — то есть приобретает более высокий социальный статус, чем у него был в начале. Функции распределяются среди семи персонажей: антагониста (вредителя), дарителя; помощника; царевны или её отца; отправителя; героя; ложного героя.


  1. ^ Лирические песни. Принципы классификации. Генезис. Поэтика.

ЛИРИЧЕСКИЕ ПЕСНИ — народные песни, выражающие личные чувства и настроения поющих. Согласно с исследованиями ученых, главным образом, А. Веселовского и Потебни, лирика лишь постепенно, в длинном процессе эволюции, обособилась от обряда. В т. н. обрядовых песнях (см. это слово) — праздничных (особенно весенних), семейных — лирика является одним из основных элементов. Также лирикой окрашены т. н. хороводные и игровые песни, наконец, плясовые. В чистом виде лирика представлена в песнях беседных, посиделочных, т.-е. исполняемых на вечерних собраниях деревенской молодежи. По содержанию лирические песни можно разделить на песни любовные и песни семейные, обрисовывающие преимущественно положение замужней женщины. По характеру своему народная русская лирика отличается большего частью грустным тоном, но наряду с такими грустными, т. н. протяжными песнями, есть безудержные, бесшабашные дышащие беззаветным весельем. (Недаром Пушкин отметил в русских песнях контрастные настроения: «то разгулье удалое, то сердечная тоска»). С формальной стороны народная лирика выработала традиционную поэтику, придающую ей, несмотря на многочисленные вариации песен, устойчивость и характерность. Самым излюбленным приемом народной лирики является параллелизм душевного состояния с каким-либо внешним проявлением природы. Параллелизм этот выражается как в формах сравнения, так и в формах символики, при этом первоначальный смысл символов в настоящее время поющими нередко уже не сознается, а символические образы повторяются лишь по традиции. Характерны также для поэтики народной лирики обращения, воззвания к природе: животным, растениям, реке, ветру. Народная лирическая песня пользуется также традиционными эпитетами. История отдельных песен почти не изучена, в виду крайней трудности, проистекающей от обилия вариаций и всяческих изменений в песнях. В течение XVIII—XIX в.в. в народный обиход перешло не мало лирических произведений (стихотворений, романсов) из книжной или рукописной литературы. Огромную роль в популяризации таких произведений сыграли т. н. песенники (см. ст. Народная словесность). Целый ряд стихотворений Пушкина, Кольцова, Некрасова и мн. других поэтов распространились в народе, нередко подвергнувшись значительной переработке в духе традиционной поэтики. Широко популярным видом народной лирики являются частушки (см. это слово).


  1. ^ Былина как эпос классического типа. Генезис. Поэтика.

Былины – фольклорная эпическая песня, жанр, характерный для русской традиции. Основой сюжета былины является какое-либо героическое событие, либо примечательный эпизод русской истории (отсюда народное название былины – «старина», «старинушка», подразумевающее, что действие, о котором идет речь, имело место в прошлом). Термин «былина» в научный обиход был введен в 40-х годах 19 в. фольклористом И.П.Сахаровым (1807–1863). Основные признаки: эпический характер, обязательное наличие сюжета, необыкновенные герои, чаще всего богатыри, развернутость, распространенность событийного повествования, специфический стиль, особая манера построения рассказа, описаний персонажей и т.д. Эпическая поэзия – всегда песенная, творилась, сохранялась и передавалась устным путем, в пении. Художественная цельность, содержательная полнота, поэтическая развитость былины поддерживалась единством словесного и музыкального начала. При пении былины сказитель лишь частично воспроизводил текст по памяти, передавая его заученные части и варьируя их, таким образом, он строил новый текст, опираясь на выработанные в ходе предшествующего обучения знания, правила, нормы. Часто результатом такого варьирования было изменение образного решения микротемы:

Серый зверь тут не прорыскиват,

Черный ворон не пролетыват…

Да й пехотою никто не прохаживал,

На добром кони никто да не проезживал…

Наличие художественных стереотипов – важнейшая особенность былинного стиха (н-р обозначение Киева: стольный Киев-град, красен Киев-град, во славном городе во Киеве). В отличие от книжной, литературной поэзии, где усилия авторов направлены на избежание привычных способов выразительности, народный эпос строится на повторении и варьировании устоявшихся, многократно повторенных ранее поэтических стереотипов.

Звуковая организация былин включает в себя след. способы: внутренние рифмы, звуковые повторы, аллитерация, ассонансные созвучия, игра слов. Пример внутренней рифмы: А й говорил ему конь, да второй након…

Подчеркнуто торжественный стиль изложения былины определил необходимость замедления действия (ретардация). Для этого используется повторение, повторения тавтологические: из далече-далече, повторения синомимические: биться-ратиться, зачастую окончание одной строки является началом другой: А приехали они да на святую Русь, / На святую Русь да и под Киев град…, нередки троекратные повторения целых эпизодов, идущие с усилением эффекта, а некоторые описания предельно детализированы.

Каждая былина – это вполне самостоятельное, законченное отдельное произведение со своей темой, сюжетом и своими героями. Чаще всего былины прямо между собой не связаны, даже те, в которых действуют одни и те же персонажи (н-р, былины об Илье Муромце не м.б. поставлены во взаимную последовательность и сюжетную зависимость).

В былинах фантастическое и реальное тесно взаимосвязано, неотделимы друг от друга.

Для языка былин характерны гиперболы, при помощи которых сказитель подчеркивает черты характера или наружности персонажей, достойные особого упоминания. Эпитет (святорусский, славный богатырь и поганый), причем часто встречаются устойчивые эпитеты (буйна голова, кровь горячая, ноги резвые). Немалое место занимают ассонансы (повторение гласных звуков) и аллитерация (повторение согласных звуков), дополнительные организующие элементы стиха.

Былины, как правило, трехчастны: запев (обычно не связанный напрямую с содержанием), функция которого состоит в подготовке к прослушиванию песни; зачин (в его пределах разворачивается действие); концовка. Следует отметить, что те или иные художественные приемы, использованные в былине, определяются ее тематикой (так, для богатырских былин характерна антитеза).

^ Сюжеты былин. Количество былинных сюжетов весьма ограничено: их около 100. Выделяют былины, в основе которых сватовство или борьба героя за жену (Садко, Иван Годинович, Алеша Попович и Елена Петровична); борьба с чудовищами (Добрыня и змей, Алеша и Тугарин, Илья и Соловей-разбойник); борьба с иноземными захватчиками: Ссора Ильи с Владимиром, Былина о наезде литовцев.

Особняком стоят сатирические былины или былины-пародии (Дюк Степанович, Состязание с Чурилой).

^ Основные былинные герои. Представители русской «мифологической школы» делили героев былин на «старших» и «младших» богатырей. По их мнению, «старшие» (Святогор, Дунай, Волх, Потыка) являлись олицетворением стихийных сил, былины о них своеобразно отражали мифологические воззрения, бытовавшие в Древней Руси. «Младшие» богатыри (Илья Муромец, Алеша Попович, Добрыня Никитич) – обыкновенные смертные, герои новой исторической эпохи, в минимальной степени наделены мифологическими чертами. Образы богатырей – народный эталон мужества, справедливости, патриотизма и силы.


  1. «Слово о полку Игореве», его историческая основа, образная система, жанровое своеобразие и стиль.

Историческая основа сюжета «Слова о полку Игореве».

23 апреля 1185 г. Игорь Святославич, князь Новгорода Северского [26], выступил в поход против половцев. Вместе с ним отправился также его сын Владимир, княживший в Путивле, и племянник Святослав Ольгович из Рыльска. В пути к ним присоединился и четвертый участник похода — брат Игоря Всеволод, князь Трубчевский. Затмение 1 мая 1185 г. (подробно описанное в Лаврентьевской летописи) встревожило князей и воинов: они увидели в нем недоброе предзнаменование, но Игорь убедил своих соратников продолжать поход. Посланные вперед разведчики также принесли нерадостные вести: половцев уже не удастся застать врасплох, поэтому нужно либо немедленно нанести удар, либо повернуть назад. Но Игорь посчитал, что если они возвратятся домой, не приняв боя, то обрекут себя на позор «пуще... смерти», и продолжил путь в половецкую степь.

Утром в пятницу 10 мая они одолели половцев и захватили их вежи (шатры, кибитки). После этой победы Игорь собрался немедленно повернуть назад, пока не подоспели другие половецкие отряды. Но Святослав Ольгович, далеко преследовавший отступавших половцев, воспротивился, ссылаясь на усталость своих коней. Русские заночевали в степи. Наутро в субботу они увидели, что окружены половецкими полками — «собрали на себя всю землю Половецкую», как говорит Игорь в летописном рассказе. Всю субботу и утро воскресения продолжалась ожесточенная битва. Неожиданно дрогнули и побежали отряды ковуев (воинов-тюрков, данных в помощь Игорю Ярославом Черниговским); Игорь, попытавшийся остановить их бегство, отдалился от своего полка и был взят в плен. Русское войско потерпело полное поражение. Лишь пятнадцать «мужей» смогли прорваться через кольцо половцев на Русь [27].

Одержав победу над Игорем, половцы нанесли ответный удар: опустошили левобережье Днепра, осадили Переяславль Южный, который героически оборонял князь Владимир Глебович, захватили город Римов, сожгли острог (укрепления) у Путивля. Месяц спустя после поражения (как предполагает Б. А. Рыбаков) Игори удалось бежать из плена. Таковы зафиксированные летописью события 1185 г.

Идейное содержание «Слова». Однако автор «Слова» превратил этот частный, хотя и трагический по своим последствиям эпизод русско-половецких войн в событие общерусского масштаба; не случайно он призывает прийти на помощь Игорю не только тех князей, которые были в этом непосредственно заинтересованы, так как их уделы могли стать объектом половецкого набега, но и владимиро-суздальского князя Всеволода Большое Гнездо. Автор «Слова» настойчиво подчеркивает основную идею произведения: необходимо единство князей в борьбе состепняками, необходимо прекращение усобиц и «которы» — войн между отдельными феодалами, в которые враждующие стороны втягивали и половцев. Автор «Слова» не возражает против феодальных взаимоотношений своего времени, утверждавших удельную систему (со всеми пагубными последствиями раздробленности Руси), он возражает лишь против междоусобиц, посягательств на чужие земли («се мое, а то мое же»), убеждает князей в необходимости жить в мире и безусловно подчиняться старшему по положению — великому князю киевскому. Поэтому так прославляются в «Слове» победы Святослава Киевского. Именно он обращается с укором к Игорю и Всеволоду, отправившимся «себе славы искати», именно он с горечью порицает «княжеское непособие». Автор «Слова» стремится подчеркнуть главенствующее положение Святослава даже тем, что, вопреки действительным родственным связям, киевский князь в «Слове» именует своих двоюродных братьев — Игоря и Всеволода — «сыновцами» (племянниками), а его самого автор называет их «отцом» (Игорь и Всеволод пробудили зло, которое «бяше успиль отецъ ихъ Святъславь грозный великый Киевскыи») [28], так как он их сюзерен, феодальный глава.

Этой же идее — необходимости единства князей подчинены и исторические экскурсы «Слова»: автор осуждает Олега Гориславича (изменяя на этот укоряющий эпитет действительное отчество князя — Святославич!), «ковавшего крамолы», в которых сокращаются «веци человекомь», он с гордостью вспоминает о времени Владимира Святославича — времени единения Руси, тогда, как сейчас, порознь развеваются «стязи Рюриковы, а друзии Давыдови». Это настойчивая и отчетливо выраженная патриотическая идея «Слова» была сформулирована К. Марксом: «суть поэмы — призыв русских князей к единению как раз перед нашествием собственно монгольских полчищ» [29].

у Художественная природа «Слова» своеобразна. Это не воинская повесть в собственном смысле этого термина. Автор не рассказывает подробно о событиях 1185 г., он рассуждает о них, оценивает, рассматривает их на фоне широкой исторической перспективы, едва ли не на фоне всей русской истории. Именно этими жанровыми особенностями «Слова» определяется и своеобразие его композиции и система его образов.

«Композиция «Слова».

«Слово» начинается обширным вступлением, в котором автор вспоминает старинного певца «слав» Бояна, мудрого и искусного, но тем не менее заявляет, что он не будет в своем произведении следовать этой традиции, он поведет свою «песнь» «по былинамь сего времени, а не по замышлению Бояню».

Определив хронологический диапазон своего повествования («от стараго Владимера до нынешняго Игоря»), автор рассказывает о дерзком замысле Игоря «навести» свои полки на Половецкую землю, «испити шеломомь Дону». Он как бы «примеряет» к своей теме поэтическую манеру Бояна («Не буря соколы занесе чресъ поля широкая — галици стады бежать къ Дону Великому» или: «Комони ржуть за Сулою — звенить слава въ Кыеве») [30].

В радостных тонах рисует автор встречу Игоря и Буй Тура Всеволода, восторженно характеризует удалых «кметей» (воинов) курян. Тем резче контраст с последующим рассказом о грозных знамениях, которыми отмечено начало Игорева похода и которые предвещают его трагический исход: это и солнечное затмение, и необычные зловещие звуки в ночной тишине («нощь стонущи ему грозою птичь убуди»), и тревожное поведение зверей, и «клик» Дива [31]. И хотя далее описывается первая победа, принесшая русским князьям богатые трофеи, автор вновь возвращается к теме грозных предзнаменований грядущего поражения («кровавыя зори светъ поведаютъ, чръныя тучя съ моря идутъ...»).

Рассказ о второй, роковой для Игоря битве прерывается авторским отступлением — воспоминанием о временах Олега Святославича. Этот исторический экскурс поднимает тему, к которой потом еще не раз вернется автор «Слова» — тему губительных междоусобиц, из-за которых гибнет благоденствие всех русичей («Даждьбожа внука»). Но те кровавые битвы прошлых времен не могут сравниться с битвой Игоря против окруживших его половецких полков: «съ зараниа до вечера, съ вечера до света летятъ стрелы каленыя, гримлютъ сабли о шеломы...». И хотя битва происходит в далекой половецкой степи — «в поле незнаемом», но последствия поражения Игоря скажутся на Руси — «тугою (горем) взыдоша по Руской земли». Сама природа скорбит о поражении Игоря: «ничить трава жалощами, а древо с тугою къ земли преклонилось».

И снова, оставив на время рассказ об Игоре, автор «Слова» повествует о бедах всей Русской земли, говорит о том, что в них повинны сами русские князья, которые начали на себя «крамолу ковати». Только в объединении всех русских сил против кочевников — залог победы, и пример тому — поражение, которое нанес половцам Святослав Киевский, когда половецкий хан Кобяк был взят в плен и «пал» «въ гриднице Святъславли».

Далее в «Слове» повествуется о вещем сне Святослава, предрекающем ему горе и смерть. Бояре истолковывают сон: недобрые предзнаменования уже сбылись, «два солнца померкоста» — Игорь и Всеволод потерпели поражение и оказались в плену. Святослав обращается к своим «сыновцам» с «золотым словом, со слезами смешанным»; он упрекает их за нерасчетливые поиски славы, за несвоевременный поход, сетует на княжеское «непособие».

Автор «Слова», как бы продолжая мысль Святослава, обращается к наиболее влиятельным из русских князей, прославляет их доблесть и могущество, призывает вступиться «за обиду сего времени», «за раны Игоревы». Но время славных побед для многих их них уже в прошлом, и причина тому — междоусобные войны, «крамолы». «Склоните свои знамена (или иначе: не вздымайте стягов, готовясь в поход), спрячьте свои притупленные мечи, так как вы уже лишились славы своих дедов», — этим призывом завершаются обращения к русским князьям. И как раньше автор вспоминал о временах Олега Святославича, теперь он обращается к времени другого столь же воинственного князя — Всеслава Полоцкого. Он также не добился победы, несмотря на временные успехи («дотчеся» злата стола киевского, «отвори врата Новуграду», «разшибе славу Ярославу») и даже на какие-то сверхъестественные качества (он способен к быстрому передвижению, у него «веща душа»).

Затем «Слово» вновь обращается к судьбе Игоря. В Путивле Ярославна молит силы природы помочь ее мужу, вызволить его из плена. Характерно, что и в этом лирическом плаче, построенном по образцу народного причитания, звучат свойственные всему памятнику общественные мотивы: Ярославна печется не только о супруге, но и о его «воях», она вспоминает о славных походах Святослава Киевского на хана Кобяка. Плач Ярославны тесно связан с последующим рассказом о побеге Игоря из плена. Природа помогает Игорю: дружески беседует с князем река Донец, вороны, галки и сороки замолкают, чтобы не выдать преследователям местонахождения беглецов, указывают им путь дятлы, радуют песнями соловьи.

Спор ханов Кончака и Гзы о том, как поступить им с плененным сыном Игоря Владимиром, продолжает этот насыщенный символами, взятыми из мира живой природы, рассказ о бегстве князя: Игорь летит «соколом» на родину, а ханы решают судьбу «соколича». Примечательно, что здесь, как и в других местах памятника, сочетаются два типа метафор — воинских символов («сокол» — удалой воин) и символов фольклорных, в данном случае — восходящих к символике свадебных песен, где жених — «сокол», а невеста — «красная девушка», «лебедушка» [32].

Автор «Слова» беспрестанно «свивает славы обаполы сего времени», т. е., говоря о настоящем, вспоминает о прошлом, ищет там поучительные примеры, отыскивает аналогии. Он вспоминает то Владимира Мономаха, то Олега Святославича, то Всеслава Полоцкого. В этом же ряду находится, видимо, и фраза, смысл которой до сих пор вызывает разногласия: «Рекъ Боянъ и Ходына Святъславля, песнотворца стараго времени Ярославля: «Ольгова коганя хоти! Тяжко ти головы кроме плечю, зло ти телу кроме головы», — Рускои земли безъ Игоря». Исследователи изменили написание первого издания, где читалось: «Рек Боян и ходы на Святъславля пестворца стараго времени Ярославля...», полагая, что здесь названы два певца — Боян и Ходына. Тогда фразу эту можно перевести так: «Сказал Боян и Ходына Святославовы, песнотворцы старого времени Ярославова: «Жена Олега когана!..» Грамматическое обоснование этой конъектуры (впервые предложенной еще в XIX в. И. Забелиным) [33] получило недавно и косвенное подтверждение историко-культурного характера. Есть все основания считать, что Боян был певцом скальдического типа (речь идет не о его национальности, а о художественной манере; присутствие при дворе Ярослава норвежских скальдов (певцов-поэтов) — исторический факт). А для певцов скальдического типа было характерно исполнение песен или саг вдвоем: один певец доканчивает фразу, начатую другим [34]. Если приведенное выше толкование фразы верно и здесь перед нами два певца — Боян и Ходына, то это еще один пример, когда автор «Слова» ищет аналогии в прошлом, вспоминая какую-то «припевку» Бояна и Ходыны, обращенную (как думали В. Н. Перетц и А. В. Соловьев) к жене князя Олега Святославича.

Эпилог «Слова» праздничен и торжествен: вернувшийся на Русь Игорь приезжает в Киев, к великому Святославу; «страны рады, гради весели». Здравицей в честь князя и заканчивается «Слово».

^ Жанр «Слова».

Композиция «Слова» необычна для исторической повести. Мы видим, что в центре внимания автора не столько последовательный рассказ о самих событиях похода, сколько рассуждения о нем, оценка поступка Игоря, раздумья о причинах «туги» и печали, охватившей всю Русскую землю в настоящем, обращение к событиям прошлого с его победами и несчастьями. Все эти черты «Слова» подводят нас к вопросу о жанре памятника. Вопрос этот тем более важен, что в древнерусской литературе, с ее строгой системой жанров, «Слово» (как и ряд других памятников) оказывается как бы вне жанровой системы. А. Н. Робинсон и Д. С. Лихачев сопоставляют «Слово» с жанром так называемых «шансон де жест» — «песен о подвигах», аналогиями ему в таком случае является, например, «Песнь о Роланде» или другие подобные произведения западноевропейского феодального эпоса [35].

В «Слове» объединены эпическое и книжное начала. «Эпос полон призывов к защите страны... — пишет Д. С. Лихачев. — Характерно его «направление»: призыв идет как бы от народа (отсюда фольклорное начало), но обращен он к феодалам — золотое слово Святослава, и отсюда книжное начало». [36].

^ Поэтика «Слова».

Поэтика «Слова» настолько своеобразна, язык и стиль его так красочны и самобытны, что на первый взгляд может показаться, что «Слово» находится совершенно вне сферы литературных традиций русского средневековья.

В действительности это не так. В изображении русских князей и особенно главных героев «Слова» — Игоря и Всеволода — мы обнаружим черты уже знакомых нам по летописному повествованию стилей: эпического и стиля монументального историзма. !Как бы ни заслуживал осуждения безрассудный поход Игоря, сам герой остается для автора воплощением княжеских доблестей. Игорь мужествен, исполнен «ратного духа», жажда «испить шеломом Дону Великого», понятие воинской чести («лучше потяту (изрублену) быти, чем полонену») заставляют его пренебречь зловещим предзнаменованием — затмением солнца. Столь же рыцарствен и брат Игоря — Всеволод и его воины-куряне: они под трубами повиты, под шлемами взлелеяны, с конца копья вскормлены, ищут в битвах себе чести, а князю — славы.

Вообще стиль монументального историзма проявляется в «Слове» разнообразно и глубоко. Действие «Слова» развертывается на огромном пространстве от Новгорода Великого на севере до Тмуторокани (на Таманском полуострове) на юге, от Волги на востоке до Галича и Карпат на западе. Автор «Слова» упоминает в своих обращениях к князьям многие географические пункты Русской земли, слава Святослава простирается далеко за ее пределы —до немцев, чехов и венецианцев. Действующие лица «Слова» видят Русскую землю как бы «панорамным зрением», словно с большой высоты. Таково, например, обращение Ярославны из Путивля не только к солнцу и ветру, но и к далекому Днепру, который может прилелеять к ней любимого мужа из половецкого плена. Ярослав Осмомысл управляет своим княжеством также в подчеркнуто «пространственных» границах, подпирая горы Угорские, «суды рядя до Дуная». Сама битва с половцами приобретает всесветные масштабы: черные тучи, символизирующие врагов Руси, идут от самого моря.

Уже говорилось об историзме «Слова», также характерной черте монументального историзма. И события, и поступки, и сами качества героев «Слова» оцениваются на фоне всей русской истории, на фоне событий не только XII, но и XI в.

Наконец, к стилю монументального историзма, несомненно, относится и церемониальность, этикетность «Слова». Не случайно в нем так часто говорится о таких церемониальных формах народного творчества, как славы и плачи. И сами князья в «Слове» изображаются в церемониальных положениях: «вступают в златое стремя» (отправляются в поход), поднимают или, напротив, «повергают» стяг (что символизировало также выступление в поход или поражение в бою); после первой победы Игорю подносят трофеи — червленый стяг, белую хоругвь, червленую челку, серебряное стружие (копье). О пленении Игоря сообщается как о церемониальном действе: князь пересаживается из золотого княжеского седла в седло раба (кощеево) [37].

Принципами стиля монументального историзма определяется и такая характерная черта «Слова», как авторские отступления, исторические экскурсы, в которых обычно наиболее рельефно выделяется основная идея «Слова» — осуждение княжеских усобиц, размышление о горестях Русской земли, подвергающейся половецким набегам. Именно поэтому автор прерывает рассказ о битве Игоря с половцами в самый кульминационный момент и обращается к воспоминаниям о столь же бурных и трагических для Руси временах Олега Гориславича; между рассказом о падении «стягов Игоревых» и описанием пленения Игоря помещено обширное рассуждение автора о последствиях поражения: «Уже бо, братие, невеселая година въстала...» О бедствиях Русской земли, подвергшейся новому нашествию половцев, и даже о печали, охватившей по этому поводу страны — немцев и венецианцев, греков (византийцев) и чехов — говорится ранее, чем о сне Святослава, который, судя по символике, он увидел в ту роковую ночь, когда Игорь потерпел поражение.

Словом, авторские отступления смещают (и смещают умышленно и нарочито) действительный ход событий, ибо цель автора не столько рассказ о них, хорошо известных современникам, сколько выражение своего отношения к ним и размышления над случившимся. Поняв эти особенности сюжетного построения «Слова», мы увидим, что не имеют смысла рассуждения о том, в какой момент и где именно застало Игоря и Всеволода солнечное затмение и насколько точно фиксирует этот момент «Слово», о том, собирали ли половцы дань «по беле отъ двора», или насколько целесообразно было звать на помощь Игорю князя Всеволода Большое Гнездо, и без того стремившегося вмешаться в южнорусские дела. «Слово» не документально, оно эпично, оно не столько повествует о событиях, сколько размышляет о них.

Эпичность «Слова» особого рода. Она соседствует с книжными элементами. Авторские рассуждения, обращения к слушателям, как и рассмотренная выше «церемониальность», — все это несомненные черты «книжной» природы «Слова». Но с ней гармонично сосуществует и другая — фольклорная стихия. Эта стихия нашла свое отражение, как уже говорилось, в «славах» и особенно в «плачах» памятника (плаче Ярославны, плаче русских жен, плаче матери Ростислава). Но упоминаниями слав и плачей и даже наличием безусловно, фольклорного по своему духу плача Ярославны далеко не исчерпывается фольклорная стихия в «Слове». Мы найдем в нем и типичную для фольклора гиперболизацию (Всеволод может веслами разбрызгать Волгу, а шлемами вычерпать Дон; Буй Тур Всеволод как бы воплощает в себе целую рать — он гремит «мечами харалужными», крушит шлемы врагов «саблями калеными»); фольклорными являются и образы битвы-пира, и бранного поля, отождествленного с мирной пашней, и образы волка, тура, соколов, с которыми сравниваются герои «Слова»; употребляет автор и характерные для фольклора постоянные эпитеты. Но в то же время автор «Слова», как писала В. П. Адрианова-Перетц, «нашел материал для построения непревзойденного по выразительности художественного стиля в том общенародном языке, который в XII в. таил в себе огромные возможности развития, и в отработанных уже поэтическим гением народа средствах богатой сокровищницы устной поэзии» [38]. Наблюдение над поэтикой «Слова», сочетающей черты поэтики книжной, близкой к поэтике торжественного, ораторского слова, и поэтики фольклора, также приводят нас к выводу об особой жанровой природе «Слова», о которой шла речь выше.

Характерной чертой поэтики «Слова» является сосуществование в нем двух планов — реалистического (историко-документального) изображения персонажей и событий и описания фантастического мира враждебных «русичам» сил. Это и зловещие предзнаменования: затмение солнца, враждебные Игорю или предупреждающие его о беде силы природы, и фантастический Див, и Дева-Обида, и персонифицированные Карна и Жля.

Многие эпизоды «Слова» обладают символическим подтекстом, в том числе и такие, казалось бы, натуралистические зарисовки, как упоминание о волках, воющих в оврагах, или птиц, ожидающих в дубравах поживы на поле битвы.

Природа активно участвует в судьбе Игоря, в судьбе Русской земли: никнет трава от жалости, и, напротив, радостно помогают Игорю, бегущему из плена, Донец и птицы, обитающие в прибрежных рощах.

Это не значит, что в «Слове» нет изображения природы как таковой. Но характерно, что в нем, как и в других древнерусских памятниках, нет статичного пейзажа: окружающий мир предстает перед читателем в движении, в явлениях и процессах. В «Слове» не говорится, что ночь светла или темна, — она «меркнет», не описывается цвет речной воды, но говорится, что «реки мутно текут», Двина «болотом течет», Сула уже более не «течет серебряными струями»; не описываются берега Донца, а говорится, что Донец стелет Игорю зеленую траву на своих серебряных берегах, одевает его теплыми туманами под сенью зеленого древа и т. д. [39].

Было замечено, что «художественная система «Слова» вся построена на контрастах» [40]. Одним из таких контрастов является противопоставление образов-метафор: солнца (света) и тьмы (ночи, темноты). Это противопоставление традиционно и для древнерусской литературы, и для фольклора [41]. В «Слове» оно неоднократно реализуется в различных образах. Игорь — это «свет светлый», а Кончак — «черный ворон», накануне битвы черные тучи с моря идут, хотят прикрыть 4 солнца. В вещем сне Святославу видится, что его покрывают «черной паполомой» (как покрывали обычно тело покойника), ему наливали синее (черное) вино, всю ночь каркали «бусые (серые) врани». В той же метафорической системе построен и ответ бояр: «Темно бо бе въ 3 день; два солнца померкоста (померкли), оба багряная стлъпа погасогта (погасли)... молодая месяца, Олегъ и Святъславъ, тьмою ся поволокоста. На реце на Каяле тьма светъ покрыла». Зато когда Игорь возвращается из плена на Русь, вновь «солнце светится на небесе».



  1. fajli-proeciruemie-v-pamyat-k-g-finogenov-laboratornij-praktikum-osnovi-razrabotki-prilozhenij-windows.html
    fajlovaya-sistema-informacionnie-tehnologii-v-professionalnoj-deyatelnosti.html
    fajlovaya-sistema-predstavlyaet-soboj-ierarhicheskoe-hranilishe-polzovatelskih-i-sistemnih-fajlov-a-takzhe-oblastej-dannih-voperacionnih-sistemah-sushestvuet-bol.html
    fajlovaya-struktura-diska-vidi-fajlov-i-ih-oboznachenie.html
    fajlovij-menedzher-total-commander-ustanovka-vizova-programmi-iz-glavnogo-menyu-i-s-rabochego-stola-71-nekotorie.html
    fakel.html
  2. spur.largereferat.info/konkursa-na-luchshee-sochinenie-glavnie-vibori-strani.html
  3. teacher.largereferat.info/gazeta-moskva-n014-2912009-piskunova-sofya-russkie-mashini-zabuksovali-v-dolgah.html
  4. klass.largereferat.info/500---dppr00-gosudarstvennij-obrazovatelnij-standart-visshego-professionalnogo-obrazovaniya-cpecialnost.html
  5. abstract.largereferat.info/27-shema-zvezda-formulirovka-trebovanij-k-razrabativaemomu-processu-35-2-aktivaciya-standartnih-info-obektov-sap-bw-37.html
  6. exchangerate.largereferat.info/gosudarstvennij-dolg-rossii.html
  7. credit.largereferat.info/pochtovij-i-yuridicheskij-adres-uchrezhdeniya-614077-permskij-kraj-gorod-perm-ulica-krupskoj-80.html
  8. credit.largereferat.info/pervaya-zheleznaya-zvezda-glava-vtoraya-epsilon-tukana.html
  9. credit.largereferat.info/on-yavizhu-vi-chitaete-voprosi-bez-otvetov-ona-da-chudesnaya-kniga-vi-chitali.html
  10. bukva.largereferat.info/rasshirenie-es-i-vzaimootnoshenie-s-rossiej-chast-2.html
  11. esse.largereferat.info/programma-seminara-stranica-19.html
  12. write.largereferat.info/flober-g-gospozha-bovari-provincialnie-nravi-stranica-7.html
  13. books.largereferat.info/bratya-nashi-menshie.html
  14. zanyatie.largereferat.info/obekt-prestupleniya-5.html
  15. college.largereferat.info/13-trebovaniya-k-predlozheniyam-o-cene-kontrakta-rekonstrukciya-kompleksa-obektov-biofabriki-dlya-obespecheniya-trebovanij.html
  16. report.largereferat.info/i-vserossijskaya-studencheskaya-nauchno-prakticheskaya-konferenciya-tehnologii-servisa-teoriya-i-praktika.html
  17. testyi.largereferat.info/andersen-h-snezhnaya-koroleva-gadkij-utyonok.html
  18. knigi.largereferat.info/s-kulinarnim-privetom-novie-izvestiya-ogandzhanyan-shagen-27012005-13-str-2.html
  19. pisat.largereferat.info/tainstvo-prichastiya-prognozno-analiticheskij-centr.html
  20. shpora.largereferat.info/vzhizni-kazhdogo-iz-vas-nastupaet-otvetstvennij-moment-vibora-budushej-professii-kotoroj-hochetsya-posvyatit-svoyu-deyatelnost-ihochetsya-bit-uverennim-chto-ona-pr-stranica-2.html
  21. testyi.largereferat.info/4-metodicheskie-ukazaniya-po-vipolneniyu-kursovoj-raboti-metodicheskie-ukazaniya-po-vipolneniyu-kursovoj-raboti-dlya.html
  22. zadachi.largereferat.info/sushnost-i-istoricheskij-opit-fizkulturnogo-obrazovaniya.html
  23. desk.largereferat.info/polozhenie-o-sisteme-podgotovki-kadrov-v-sportivnom-turizme-rossijskoj-federacii-stranica-7.html
  24. grade.largereferat.info/obrazovatelnaya-oblast-fizicheskaya-kultura-programma-doshkolnogo-obrazovaniya-municipalnogo-avtonomnogo-doshkolnogo.html
  25. abstract.largereferat.info/2-den-7-dekabrya-2007-g-programma-1-den-6-dekabrya-200.html
  26. paragraf.largereferat.info/ya-bi-razdelil-neskolko-platform-vo-pervih-obshenacionalnaya-rossiya-ili-sssr-nasha-strana-i-mi-ee-budem-zashishat-vsemi-silami-i-ot-fashistov-i-ot-demok-stranica-7.html
  27. books.largereferat.info/doklad-na-temu-otnoshenie-bogoizbrannogo-naroda-k-moiseevu-zakonu-v-posleplennij-period.html
  28. spur.largereferat.info/lekciya-4-politicheskie-rezhimi-kurs-lekcij-dlya-studentov-zaochnogo-i-ochno-zaochnogo-obrazovaniya-rpk-politehnik.html
  29. learn.largereferat.info/glava-tretya-dyorsli-uezzhayut-kakie-novosti-sprosil-tot-chto-bil-povishe.html
  30. shpora.largereferat.info/zhemchuzhinki-slez-i-verite-v-to-chto-rozhdenie-vashego-malisha-mozhet-bit-odnim-iz-samih-prekrasnih-i-schastlivih-sobitij.html
  31. occupation.largereferat.info/o-mire-kak-predstavlenii-kniga-pervaya.html
  32. testyi.largereferat.info/a-10-na-kakoj-iz-perechislennih-territorij-srednyaya-plotnost-naseleniya-naibolshaya-1-aravijskij-poluostrov-2-ostrov-islandiya-3-skandinavskij-poluostrov-4-poluostrov-indostan-a-11.html
  33. klass.largereferat.info/aa-kulikova-ai-yushko-sbornik-nauchnih-statej.html
  34. thesis.largereferat.info/programma-itogovogo-mezhdisciplinarnogo-gosudarstvennogo-ekzamena-po-specialnosti-specialnost-061100-menedzhment-organizacii-080507-65-po-okso-specializacii-investicionnij-menedzhment-moskva-2010-stranica-2.html
  35. knowledge.largereferat.info/modernizaciya-ekonomiki-i-ustojchivoe-razvitie.html
  36. kontrolnaya.largereferat.info/referat-dlya-sdachi-kandidatskogo-ekzamena-po-filosofii-bryansk-2003-32-s-filosofiya-prava-gegelya-1770-1831.html
© LargeReferat.info
Мобильный рефератник - для мобильных людей.